Участок окончательного контроля карданных подшипников

С Сергеем Петровичем Зайцевым — наладчиком измерительных приборов и автоматики на участке окончательного контроля карданных подшипников — мы встретились в обеденный перерыв.  Стаж  работы  у него побольше,

чем у Булгакова, — 10 лет. Начинал на АЗЛК, куда пришел сразу после средней школы. Закончив специальные курсы, проработал здесь три года контролером ОТК, получил 3-й разряд. Теперь трудится на ГПЗ-1, где окончил курсы повышения квалификации при заводском ПТУ. Через полгода получил 4-й разряд и начал работать учеником наладчика. На первых порах прикрепили Сергея к опытному наставнику, который помог постичь премудрости интересной, но сложной профессии. Затем опять полгода учебы — и присвоение нового разряда.

Сейчас у Сергея 6-й разряд, он считается опытным наладчиком, но постоянно стремится повысить свой технический уровень, узнать что-то новое, прогрессивное в своем деле. Это, как считает Сергей, необходимо людям его профессии — ведь приходится работать на автоматах разных типов, а зачастую и усовершенствовать их, поддерживать тесный контакт с разработчиками, вносить рационализаторские предложения, что требует дополнительных знаний.

Обратив внимание Сергея, что на заводе много молодежи, мы поинтересовались, как молодые заводчане проводят свое свободное время. «Скучать не приходится, — был ответ. — Во-первых, многие из нас учатся в вузах. Во-вторых, к нашим услугам великолепный Дворец культуры, где каждый может найти занятие по душе — спорт, художественная самодеятельность, кино… Не забываем и о туристических походах. Вообще, если сказать в двух словах, то трудимся мы с охотой и большой отдачей, а отдыхаем весело и с пользой».

На обратном пути, обмениваясь впечатлениями о гостеприимстве прибористов, мы вдруг уловили приятный цветочный аромат. «Это наша заводская оранжерея, — пояснил Георгий Михайлович. — Ни один праздник, ни одна знаменательная дата или встреча не обходятся у нас без живых цветов».

Страницы истории

В 1792 году в самый разгар буржуазной революции в некоторых местах Франции стали появляться какие-то подозрительные приезжие. Бережно выгрузив из экипажей несколько ящиков с невиданными инструментами — кругами, блестевшими полированной медью, зрительными трубами, треножниками, — они отправлялись на вершины холмов, где из бревен и шестов сооружали пирамиды. Там они оставались иногда по нескольку дней без еды и отдыха. Днем на шестах нередко появлялись цветные лоскутья, ночью же вспыхивал яркий свет.

Странное появление незнакомцев заставляло многих подозревать в них королевских шпионов, подающих сигналы врагам революции. Иногда толпа с враждебными криками и угрозами заставляла «шпиона» спуститься вниз и вела его в мэрию. После короткого расследования выяснялось, что задержанный — ученый Академии наук. Вместе со своими коллегами он производит измерения Земли от Дюнкерка до Барселоны. Измерения крайне важны для науки, и население призывалось всячески помогать ученым.